Экстренные службы
Аптеки
Больницы
Госпитали
Детские
Женские консультации
Поликлиники
Стоматология
Страхование
Урология

     
Гигиенические товары

Коррекция веса, фигуры

Косметология

Лечебная физкультура

Лечение и отдых

Линзы контактные

Массаж

Пластическая хирургия

Реабилитация

Санатории
     


Стволовые клетки для биоискусственной печени

Японские и американские ученые использовали эмбриональные стволовые клетки (ЭСК) для создания биоискусственной печени, которая может сохранить жизнь больным печеночной недостаточностью.

Эксперимент поставлен на мышах в University of Nebraska Medical Center и Okayama University. Полученные из однодневного мышиного эмбриона стволовые клетки были дифференцированы в гепатоциты, которые по своим характеристикам практически не отличались от нормальных клеток печени. Этими клетками была заселена имплантируемая биоискусственная печень, которая взяла на себя часть функций разрушенной в результате токсического воздействия печени животных. 90% мышей с имплантированной «печенью» продолжали жить долгое время, тогда как все мыши контрольной группы в течение 2 дней погибли от острой печеночной недостаточности.

Печеночная недостаточность может быть результатом вирусного гепатита или токсического воздействия на печень алкоголя или лекарств. В настоящее время единственный метод сохранить жизнь пациентам с таким заболеванием – трансплантация печени, но донорских органов не хватает. Только в США ежегодно проводится около 5 000 таких операций, тогда как нуждается в них около 17 000 человек; многие пациенты умирают, не дождавшись подходящего органа.

Состояние больных может быть улучшено при помощи биоискусственной печени, но человеческих гепатоцитов, которые обычно используются в таких устройствах, также не хватает. В то же время эмбриональные стволовые клетки могут быть дифференцированы в функциональные гепатоциты – они могли бы стать практически неиссякаемым источником клеток для подобных методов лечения.

Материалы исследования опубликованы в журнале Nature Biotechnology

По материалам Reuters

Перманентная ссылка:

Стволовые клетки для биоискусственной печени


В Курской области введен карантин из-за сибирской язвы

В ряде сельсоветов Солнцевского района Курской области и в поселке Солнцево объявлен карантин в связи с сибирской язвой.

В хозяйствах и частных подворьях проводится вакцинация всех животных, восприимчивых к инфекции.

Накануне в селе Ивановка Солнцевского района в частном подворье умер бык. Вскрытие животного произвел сам хозяин, у которого были подозрения, что быка отравили. Он отправил внутренние органы животного в Солнцевскую межрайонную ветеринарную лабораторию.

Микроскопическое, бактериологическое и биологическое исследование выявило в останках животного возбудитель сибирской язвы. Позднее диагноз подтвердила областная ветеринарная лаборатория.

Перманентная ссылка:

В курской области введен карантин из-за сибирской язвы


Изображение к статье : згт в стоматологии

ЗГТ в стоматологии

Использование эстрогеновой терапии способствует быстрому заживлению кости вокруг титановых зубных имплантов.

Целью исследования M.C. Qi стало изучение влияние эстрогеновой терапии на заживление кости вокруг титановых имплантов у крыс с остеопорозом. Через 84 дня после овариэктомии после диагностирования остеопоротических изменений животным устанавливали титановые импланты на проксимальные метафизы большеберцовых костей. Затем крысам назначалась эстрогеновая терапия. Образцы костей исследовались через 28 и 84 дня после устанговки имплантатов.

У животных, получавших эстрогеновую терапию, состояние костной ткани по результатам гистоморфометрии было значительно лучше. Ученые пришли к выводу, что их открытие может с успехом применяться и в стоматологии при использовании титановых имплантов у пациенток в постменопаузе.

Перманентная ссылка:

Згт в стоматологии


Изображение к заметке падение интеллекта после шунтирования вызывается кишечной флорой

Падение интеллекта после шунтирования вызывается кишечной флорой

Как выяснили американские учёные, операции с применением искусственного кровообращения вызывают снижение умственных способностей у части пациентов. связывают это с токсинами бактерий кишечника, которые проникают в кровоток во время операции, а доходя до тканей мозга, вызывают там воспаление, сообщает в февральском номере журнал Stroke.

При использовании в ходе хирургических вмешательств аппарата искусственного кровообращения («искусственное сердце») кровоснабжение кишечника значительно ухудшается. Нарушается барьерная функция кишечной стенки и бактерии попадают в кровоток. У пациентов с ослабленным иммунитетом к токсинам бактерий (а это в первую очередь пожилые люди), эти вещества могут попасть в мозг и вызвать воспаление.

Количество вмешательств с использованием искусственного кровообращения в последние годы постоянно увеличивается. Подобная операция была проведена первому президенту России Б.Н. Ельцину в 1996 году.

В исследовании, проведенном в американском Герцогском Университете (Duke University) штата Северная Каролина (North Carolina), приняли участие 343 пациента, которым была проведена операция с применением искусственного кровообращения.

До операции у каждого пациента был определён уровень антител к токсинам бактерий, и все они прошли тесты на кратковременную память, внимание, концентрацию, понимание речи. Тесты, проведенные через шесть недель после хирургического вмешательства показали, что умственные способности снизились у 36% пациентов. Причём, как выяснилось, у людей старше 64 лет, иммунитет которых был снижен, такие изменения возникали в два раза чаще, чем у пациентов с нормальным уровнем иммунитета.

Доктор Джозеф Мэтью (Joseph P. Mathew), возглавивший данное исследование, заявляет: «если больные избавятся от симптомов физического страдания, но мы оставим их с нарушением памяти или внимания – это не будет решением проблемы». Он предлагает «противодействовать» отрицательным эффектам токсинов, например, вводя перед операцией вакцину.

Если через шесть месяцев после операции снижение интеллекта наблюдалось у 24 процентов больных, то через пять лет – уже у 42. Джозеф Мэтью намерен выяснить причину этого в своих следующих работах.

Перманентная ссылка:

Падение интеллекта после шунтирования вызывается кишечной флорой


Картинка к новости : перерывы в заместительной гормональной терапии увеличивают риск переломов

Перерывы в заместительной гормональной терапии увеличивают риск переломов

Анализ базы данных Оценки Риска Остеопороза США указывает на то, что женщины, которые прервали эстрогенную терапию, могут подвергаться повышенному риску перелома шейки бедра в первые пять лет после прекращения лечения.

Существуют данные, что прерывание эстрогеновой терапии может приводить к ускоренной потере костной ткани. В связи с этим, Джон Ятс и его сотрудники из исследовательского центра Такеда, Линкольншир, Великобритания, проанализировали данные о связи гормональной заместительной терапии и случаев возникновения перелома шейки бедра у 140 000 женщин без остеопороза, включенных в базу данных Оценки Риска Остепороза США.

Риск возникновения перелома шейки бедра был на 40% ниже среди проходящих гормональную заместительную терапию, чем у женщин, не прибегавших к эстрогеновой терапии или прервавших ее более чем 5 лет назад, что подтвердило ожидания исследователей. Напротив, у женщин, прекративших лечение недавно, вероятность перелома шейки бедра была выше, чем у тех, кто никогда не прибегал к такой терапии.

Из проведенного исследования авторы заключают: "Постэстрогеновая оценка должна включать рассмотрение необходимости вмешательства с целью предотвращения потери костной ткани и переломов".


Перманентная ссылка:

Перерывы в заместительной гормональной терапии увеличивают риск переломов


Беременный...мужчина

Через три года, возможно, родится первый человек, который развивался в пересаженной матке, утверждает шведский ученый профессор Мат Бранстром. По его словам, проведенные эксперименты на животных развеяли большинство опасений на счет того, что плод в пересаженной матке не сможет нормально развиваться.

Бранстром утверждает, что, по-видимому, лучший орган для трансплантации может предоставить ваша мать - так что, вероятно, в таком случае вынашивать детей вам придется в той же матке, где развивались и вы сами. Причем относится это не только к женщинам, но и к мужчинам. Швед полагает, что техническая возможность пересадить матку в организм мужчины есть, а курс гормональной терапии позволит беременности пройти успешно. Если предсказания Бранстрома сбудутся, матка станет первым человеческим органом, пересадка которого осуществляется не ради спасения жизни пациента.

Представляя свою работу на ежегодном собрании Европейского общества воспроизводства человека (European Society for Human Reproduction and Embryology) в Мадриде профессор отметил, что с момента, когда он впервые опубликовал результаты успешных опытов на мышах, к нему обращаются очень много женщин. В прошлом году лабораторные мыши под наблюдением профессора Бранстрома успешно вынашивали потомство в пересаженных матках. Для тысяч женщин отсутствие матки является единственным препятствием к тому, чтобы иметь детей. Матку им удаляют из-за рака или по другим соображениям медицинского характера. До настоящего времени их единственным шансом были услуги суррогатной матери, вынашивающей плод - во многих странах подобные соглашения запрещены законом.

Кроме того, как говорит Бранстром, во многих странах именно суррогатную мать, которая родит ребенка, запишут как родительницу. Помимо этого, родителям, "заказавшим" ребенка трудно проконтролировать ход беременности и, к примеру, то, не курит ли во время беременности суррогатная мать.

Медики в Саудовской Аравии уже пробовали пересадить матку одной женщины другой. Успех был кратковременным: по прошествии 100 дней после успешной, как считали хирурги, операции, матку пришлось удалить, так как возникли перебои с доступом крови в орган и он начал отмирать. Профессор Бранстром утверждает, что он разработал иную хирургическую технологию, которая позволит избежать такой проблемы.

Перманентная ссылка:

Беременный...мужчина


Изображение к заметке - ученые обнаружили регенерацию нейронов в мозге взрослого человека

Ученые обнаружили регенерацию нейронов в мозге взрослого человека

Американские ученые нашли новые доказательства того, что в головном мозге взрослого человека происходит деление и обновление нервных клеток. По мнению исследователей, открытие может привести к появлению новых методов диагностики и лечения ряда заболеваний ЦНС.

Образование новых нервных клеток зафиксировано в мозге многих животных, в том числе у крыс и мышей. До последнего времени, однако, прямых доказательств наличия аналогичных процессов в мозге человека найти не удавалось.

Сотрудники новозеландского Университета Окленда (Новая Зеландия) и шведской Академии Питера Эрикссона в Готебурге в течение нескольких лет наблюдали за пациентами с онкологическими заболеваниями, в организм которых вводились вещества, маркирующие вновь образующиеся клетки. При обследовании тканей умерших больных помеченные клетки были обнаружены в головном мозге.

По данным ученых, точно так же как и грызунов, новые нервные клетки образовывались в области гиппокампа, мигрировали в желудочки головного мозга, а затем, по специальному каналу, о существовании которого у человека не было известно ранее, перемещались в область обонятельных луковиц.

Известно, что интенсивность нейрогенеза у грызунов значительно увеличивается после травм головного мозга. Не исключено, что при болезнях и травмах нечто подобное может происходить и в мозге человека. Кроме того, расположение новых нервных клеток может указывать на то, что обоняние играет в жизни человека более важную роль, чем считалось ранее.

Наличие в человеческом мозге клеток, способных превращаться в новые нейроны, существенно расширяет представления ученых о возможностях мозга в борьбе с последствиями нейродегенеративных заболеваний, травм и инсультов. В то же время образование некоторых злокачественных опухолей также может быть связано с деятельностью этих клеток.

Перманентная ссылка:

Ученые обнаружили регенерацию нейронов в мозге взрослого человека


Добавление малых доз ниацина к терапии статинами улучшает показатели липидного обмена

Значительно повышается уровень холестерина липопротеинов высокой плотности, без выраженных побочных эффектов, сообщается в мартовском выпуске American Heart Journal.

Д-р Jennifer Wink и ее коллеги из Военно-медицинского Центра Madigan (Tacoma, Вашингтон) обследовали 39 пациентов, принимавших статины в течение не менее 3 месяцев подряд. Больные диабетом и курильщики в исследование не включались. В течение 3 месяцев больные рандомизированно получали ниацин (50 мг 2 раза в день) либо плацебо.
Участники заполняли вопросники, касающиеся жалоб, принимаемых препаратов и образа жизни до начала приема ниацина и по окончании курса терапии. Т.н. конечными точками были побочные эффекты препарата и динамика уровня холестерина липопротеинов высокой плотности (ЛПВП).

Оказалось, что уровень холестерина ЛПВП в группе ниацина увеличился в среднем на 2.1 мг/дл. В группе плацебо он, напротив, снизился на 0.56 мг/дл. Уровни общего холестерина, липопротеинов низкой плотности и триглицеридов в обеих группах практически не изменились.
Среди побочных эффектов, отмеченных пациентами из групп ниацина и плацебо, были гиперемия лица, диарея, запор. Более серьезных побочных эффектов отмечено не было, как и случаев выбывания из исследования из-за нежелательного действия препарата.

По мнению американских ученых, полученные ими результаты являются «обнадеживающими»; изучение терапевтического потенциала низких доз ниацина в сочетании со статинами продолжается.

Перманентная ссылка:

Добавление малых доз ниацина к терапии статинами улучшает показатели липидного обмена


Клиническая эффективность ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента в лечении артериальной гипертензии

Н.В. Теплова

Артериальная гипертония является серьезной проблемой здраво охранения в большинстве стран, в том числе и России, где распространенность артериальной гипертонии среди мужчин составляет 39,2%, среди женщин – 41,1%. К концу XX в. были оценены и изучены прикладные аспекты лечения артериальной гипертонии. Так, было установлено, что пациенты с повышенным уровнем артериального давления составили примерно 30% от всей популяции в развитых странах, что при экстраполяции на Россию составляет примерно 35–40 млн. пациентов. Данные Фрамингемского исследования убедительно показали, что наличие артериальной гипертонии в 2–4 раза повышает вероятность развития хронической сердечной недостаточности, острого нарушения мозгового кровообращения и хронической почечной недостаточности.

Критерии эффективности гипотензивной терапии при артериальной гипертензии существенно изменились и дополнились за последнее десятилетие. Стратегия новых подходов к лечению заболевания отражена в документах Всемирной Организации Здравоохранения, Международного общества гипертонии и объединенного Национального комитета по профилактике, диагностике, оценке и лечению повышенного артериального давления США. Наряду с имеющимися критериями эффективности гипотензивной терапии в виде нормализации артериального давления, снижения риска развития инфаркта, инсульта, сердечно–сосудистой смерти и сердечной недостаточности, в этих документах названы и такие критерии, как предпочтение видам терапии и препаратам, влияющим на процессы обратного развития гипертрофии левого желудочка, сосудистое ремоделирование, гиперплазию интимы и снижение риска развития атеросклеротических поражений сосудов. Ежегодная стоимость антигипертензивных средств, используемых для лечения 50–60 млн. больных с повышенным давлением в США, составляет весьма внушительную сумму в 15,5 млрд. долларов. При этом, как известно, для терапии широко применяются более дешевые по стоимости «старые» препараты – диуретики и b–адреноблокаторы и более дорогие «новые» – ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (иАПФ), блокаторы кальциевых каналов и блокаторы рецепторов ангиотензина II. И те и другие препараты доказали свою высокую эффективность и в плане снижения артериального давления, и в плане профилактики развития сердечно–сосудистых осложнений у больных артериальной гипертензией – АГ (исследования SHEP, STOP–2, Syst–Eur, HOPE, PROGRESS, NORDIL).

Последнее десятилетие XX века было ознаменовано разработкой важнейшего вопроса – вопроса клинической эффективности «старых» (b–блокаторов и мочегонных) и «новых» (ингибиторов АПФ, блокаторов кальциевых каналов, блокаторов ангиотензина II) препаратов. Клинические многоцентровые исследования эффективности лечения антагонистами кальция и ингибиторами АПФ показали их абсолютную эффективность по влиянию на сердечно–сосудистые исходы.

Ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента и блокаторы ангиотензин II рецепторов являются в настоящее время одним из главных средств гипотензивной терапии у больных артериальными гипертензиями при практически всех гемодинамических типах и рекомендуются экспертами Комитета по борьбе с артериальной гипертензией Всемирной Организации Здравоохранения в качестве препаратов первого ряда. По литературным данным, эти препараты увеличивают показатели выживаемости больных с хронической артериальной гипертензией, снижают риск развития инсульта, инфаркта миокарда, сердечной недостаточности; уменьшая гиперплазию интимы артерий, они способны предотвращать развитие атеросклероза и повышать качество жизни больных гипертензией.

Высокий уровень сердечно–сосудистой смертности в нашей стране вызывает большую обеспокоенность медицинской общественности. Наряду с социальными факторами большую лепту в эту крайне неблагоприятную ситуацию вносит высокая распространенность АГ (выявляемая почти у 40% взрослого населения), ишемической болезни сердца и, как следствие – ХСН. В то же время число больных в нашей стране, не только получающих антигипертензивное лечение, но и эффективно контролирующих артериальное давление (АД), крайне низко – около 6–7%. Не лучше ситуация и с регулярным и правильным лечением больных АГ и ХСН, особенно на амбулаторном этапе. Выборочные исследования показали, что, например, иАПФ получает лишь небольшой процент этих больных. Между тем результаты целого ряда крупномасштабных международных клинических исследований доказали, что при должном контроле со стороны врача и использовании комбинированного лечения достижение целого уровня снижения АД во многих случаях – вполне реальная задача.

Как это ни покажется странным, но проблема лечения ХСН необычайно тесно связана с АГ. Как показали последние данные исследования Euro Heart Surveyв Европе, до 53% больных с ХСН имеют причиной (или одной из причин) развития декомпенсации повышение АД. В то же время в России этот показатель еще выше – 67%, а по данным Российского эпидемиологического исследования ЭПО ХА–О–ХСН достигает 80,2%. Нетрудно представить, что почти 30% различия связаны с недостаточно агрессивным лечением гипертонии.
Как отмечено по результатам многоцентровых исследований, применение эффективных иАПФ, успешно и экономически выгодно у пациентов с АГ. Однако если уже развивается ХСН, иАПФ становятся не одними из самых эффективных, а незаменимыми средствами лечения декомпенсации. По крылатому выражению E. Braunwald, иАПФ – «краеугольный камень лечения декомпенсации».

В этой связи Всероссийским научным обществом кардиологов (ВНОК), Научным обществом по изучению артериальной гипертонии (НОАГ) и Обществом специалистов по сердечной недостаточности (ОССН) был инициирован ряд научно–практических программ оценки практической достижимости целевых уровней АД у большой группы больных с АГ, в том числе осложненного течения, в амбулаторных условиях и расчета некоторых фармакоэкономических показателей. Одновременно у большой группы амбулаторных больных с ХСН изучалась фармакоэкономическая выгода использования иАПФ.

Этот класс препаратов соединяет в себе преимущества высокой антигипертензивной эффективности и хорошей переносимости с обеспечением высокого качества жизни с доказанным кардио–, васкуло– и ренопротективным действием. Принципиально важно, что при их длительном применении снижается частота сердечно–сосудистых осложнений и увеличивается продолжительность жизни как больных с АГ, так и больных с СН. Ингибиторы АПФ являются обязательным компонентом правильного ведения больных с ХСН. В недавних Европейских рекомендациях по лечению АГ, и особенно в 7 докладе Объединенного Национального Комитета по контролю за кровяным давлением в США, подчеркивается значимость этого класса препаратов во многих клинических ситуациях, а при недостаточном антигипертензивном эффекте или в определенных случаях сразу рекомендуется комбинация иАПФ с диуретиками (имеется много фиксированных комбинированных форм).

В последние годы иАПФ все более часто используются в клинической практике, являясь обязательным условием правильного лечения больных АГ с клинически выраженной СН и дисфункцией ЛЖ. Недавно представленные результаты мета–анализа показали, что иАПФ являются не только эффективными гипотензивными препаратами: в такой же степени, как диуретики и b–блокаторы, они уменьшают сердечно–сосудистую заболеваемость и смертность больных с АГ. Важные дополнительные характеристики иАПФ – хорошая переносимость и, что особенно важно, отличные органопротективные свойства (уменьшение гипертрофии миокарда ЛЖ, предупреждение и замедление прогрессирования почечной недостаточности) и недавно подтвержденные в клиническом исследовании антиатеросклеротические эффекты.

Высокая эффективность ингибиторов АПФсвязана в первую очередь с уменьшением гипертрофии левого желудочка и улучшением эластических характеристик миокарда, что обусловлено как их прямым влиянием на миокард через блокаду локальной ренин–ангиотензин–альдостероновой системы, так и опосредованным воздействием – за счет снижения АД и уменьшения постнагрузки на ЛЖ. Не последнюю роль в положительном «диастолическом» действии играет характерное для иАПФ снижение давления заполнения ЛЖ, связанное со способностью этих препаратов усиливать влияние вазодилатирующих простагландинов. Тем не менее убедительных клинических примеров эффективного применения иАПФ при хронической сердечной недостаточности немного. По данным ретроспективного исследования МISHF, иАПФ слабо снижают смертность больных диастолической хронической сердечной недостаточностью, но все же достоверно замедляют прогрессирование декомпенсации.

Вопросы патогенеза, своевременной диагностики и учета динамики функционального состояния миокарда при лечении больных артериальной гипертонией и сегодня продолжают оставаться достаточно актуальными. Прежде всего это связано с результатами длительных многоцентровых исследований по фармакотерапевтическому контролю за повышенным уровнем артериального давления, в которых показано увеличение частоты кардиальных осложнений, в частности, сердечной недостаточности, нередко протекающей при артериальной гипертонии по типу диастолической дисфункции левого желудочка.

Одним из возможных путей решения этой проблемы считается раннее и длительное использование лекарственных антигипертензивных средств, способствующих не только нормализации артериального давления и обратному развитию гипертрофии левого желудочка, но и коррекции имеющихся нарушений процесса расслабления мышцы сердца, выступающих в ряде случаев маркерами его раннего поражения.

Единственным классом гипотензивных препаратов, которые в эксперименте способны предотвращать дилатацию ЛЖ и снижать образование коллагена, являются ингибиторы АПФ. В обзоре экспериментальных работ J.P. Oliver и соавт. было констатировано, что в большинстве исследований при терапии этими препаратами была отмечена регрессия повышенного содержания коллагена в миокарде, при хронической его перегрузке повышенным АД. В работе F.R. Eberli и соавт. было показано, что добавление эналаприлата приводило к снижению конечно–диастолического давления в гипертрофированных, но не в нормальных сердцах крыс. L. Rothermund и соавт. на модели гипертензивных трансгенных крыс TGR со сверхэкспрессией гена ренина и гипертрофией ЛЖ пришли к выводу о возможности влиять на показатели диастолической функции ЛЖ и с помощью другого класса ингибиторов активности ренин–ангиотензиновой системы – блокатора ангиотензин–1 (АТ–1) рецепторов – препарата ипросартана. В комбинации с иАПФ квинаприлом наблюдалось аддитивное действие двух препаратов на эти показатели.

Ингибиторы АПФ оказывают свое действие на диастолическую и систолическую дисфункцию через различный период непрерывного лечения. Так, Т. Dryjanski и соавт., сравнивая влияние таких ингибиторов АПФ, как каптоприл, эналаприл и лизиноприл, при сроках лечения до 36 мес. отметили, что достоверные изменения параметров систолической функции ЛЖ происходили в среднем через 3 мес., диастолической – только через 6 мес. Максимальным улучшение было через 12 мес. непрерывного лечения, без нарастания эффекта в последующем.
Появились и первые клинические работы по сравнению влияния на нарушенную диастолическую функцию ЛЖ у больных АГ ингибиторов АПФ и блокаторов АТ–1 рецепторов. Так, в исследовании A. Cuocolo и соавт. с применением эхокардиографического и метода радионуклидного мониторирования ДФЛЖ у 24 больных с мягкой и умеренной АГ, разделенных на две группы по величине исходного пикового числа наполнения ЛЖ, авторы отметили, что только валсартан достоверно изменял этот параметр (как при исследовании в покое, так и в ответ на нагрузку) в группе с высокими значениями показателя, чем отличался от эффектов эналаприла.

Эти различия в действии двух классов препаратов, влияющих на активность ренин–ангиотензиновой системы, могут быть связаны с особенностями механизмов воздействия на концентрацию цитозольного кальция в миоцитах. В экспериментальных исследованиях было показано, что изменения в уровне диастолического кальция приводят к повышению его концентрации и ионной активности в саркоплазматическом ретикулюме и увеличению транзиторного кальциевого ответа, что наблюдалось во время изменений частоты электрической стимуляции миоцитов и концентрации внеклеточного кальция. Уровень одного из основных регуляторов цитоплазматической концентрации кальция – циклического АМФ – играет значительную роль в развитии диастолической дисфункции сердца экспериментальных животных и человека. В изолированном сердце крысы, в период реперфузии, накопление кальция, с повреждением сарколеммы и митохондрий, ведет к развитию контрактуры миокарда и постишемической ригидности.

Блокада прессорных эффектов ренин–ангиотензиновой системы является одним из средств воздействия на нефрогенное звено патогенеза целого ряда вторичных и первичных гипертензий. По оценкам
C.I. Johnston, их применение в монотерапии показано у 60–70% больных с хронической гипертензией. Эффективность иАПФ и блокаторов АТ–1 рецепторов связывают не только с их мощной вазодилатирующеи активностью, но и с влиянием на процессы сердечно–сосудистого ремоделирования, под которым понимают мышечную гипертрофию и фиброз сердца – гипертрофию гладкой мускулатуры и гиперплазию интимы в артериальных сосудах.

Практически только в последние 5–7 лет сформулированы такие дополнительные критерии эффективности гипотензивной терапии ингибиторами АПФ, как способность замедлять процессы кардиального и сосудистого ремоделирования и тем самым задерживать развитие сердечной и васкулярной гипертрофии, как и непосредственно связанных с ними патологических процессов, приводящих к атерогенезу и развитию сердечной недостаточности.

По данным различных исследователей, около 60–70% больных с гипертонической болезнью умирают от сердечных осложнений, подавляющее большинство из них от сердечной недостаточности, в то время как от мозговых инсультов погибает 30% больных. Влияние гипертонии на сердце продемонстрировано большим количеством исследователей. Еще в 1950 Т.Ф. Ланг писал: «Среди всех симптомов гипертонической болезни проявления со стороны сердца занимают первое место».

С тех пор многочисленные работы были посвящены изучению особенностей состояния сердца при гипертонической болезни. Исследователи постарались дать ответ на вопрос, что делает сердце наиболее уязвимым в этих условиях, каковы самые ранние проявления патологического процесса, развивающегося в миокарде в условиях гипертонии, которые в конечном итоге приводят к осложнениям, не поддающимся радикальному лечению.

Активное применение антигипертензивных препаратов у больных гипертонической болезнью прежде всего связано с их возможным влиянием на повышенный уровень АД, ГЛЖ, фиброз и ишемию миокарда с поддержанием оптимального кровенаполнения левого желудочка без снижения сердечного выброса.
При наличии у пациента с артериальной гипертонией гипертрофии левого желудочка необходимо отдавать предпочтение лекарственным средствам, обеспечивающим контроль уровня АД в течение суток и способствующим обратному развитию гипертрофии левого желудочка.

Перспективным в плане профилактики и лечения на сегодняшний день признается изучение препаратов четырех групп: ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента (АПФ), блокаторов ангиотензин II рецепторов, антагонистов кальция и некоторых b–блокаторов. Предварительные результаты рандомизированного исследования ПИРАНЬЯ, проходящего в НИИ кардиологии им. А.Л. Мясникова, которые были доложены на VII Всероссийском Конгрессе «Человек и лекарство» в апреле 2000 г., также показали, что иАПФ периндоприл у больных диастолической ХСН уменьшает тяжесть ХСН, повышает толерантность к нагрузкам и улучшает гемодинамические показатели.

Следует добавить, что в настоящее время с периндоприлом проходит крупнейшее исследование ( PEP–CHF), в которое планируется включение не менее 1000 больных ХСН старшей возрастной группы с незначительной систолической дисфункцией (ФВ>40%) или диастолической дисфункцией. Исследование PEP–CHF является самым большим проектом по изучению диастолической ХСН у больных пожилого возраста и первым в мире многоцентровым исследованием по оценке иАПФ у этой категории пациентов.

Важно отметить, что несмотря на очевидные преимущества перед другими средствами терапии ингибиторы АПФ, согласно данным уже упоминавшегося исследования MISCHF, занимают лишь 4–е место по частоте применения при диастолической дисфункции, уступая диуретикам, антагонистам Ca2+ и, что крайне удивительно, дигоксину (!). Это объясняется не только слабой подготовкой врачей, но и чисто субъективными причинами: желанием иметь в своем распоряжении более эффективные и безопасные средства лечения таких больных.

Артериальная гипертензия – неинфекционная пандемия, определяющая структуру инвалидизации и летальности при сердечно–сосудистых заболеваниях в социально–значимой группе населения. Развитие первичной АГ детерминировано множеством взаимодействующих факторов: от генетической предрасположенности до социальных условий окружающей среды. АГ, начинающаяся как функциональное расстройство, в большинстве случаев, последовательно, через различные патофизиологические механизмы приводит к специфицеским
поражением органов–«мишеней» (ЦНС, сердце, почки), трансформируясь из фактора риска в заболевание.
По данным различных авторов, АГ в 80% и более случаев сочетается с различными видами метаболических нарушений, вошедших в мировую клиническую практику под термином «метаболический синдром», включающий дислипидемию, нарушение углеводного обмена и инсулинорезистентность, абдоминальное ожирение.

С позиции современного представления о механизмах формирования высоких цифр АД назначаемые антигипертензивные препараты должны обладать следующими свойствами:

1. Эффективно снижать АД (достижение целевого уровня АД);
2. Предупреждать (уменьшать) поражение органов «мишеней»;
3. Не вызывать метаболические нарушения;
4. Быть безопасными в применении и не оказывать побочных эффектов;
5. Обладать пролонгированным гипотензивным действием (уменьшение кратности приема).

Согласно современным рекомендациям ВОЗ (1999) на первом этапе лечения АГ рекомендовано применение диуретиков, b–блокаторов и иАПФ с метаболически–нейтральными свойствами.

В настоящее время иАПФ, несмотря на их большое количество, согласно химической структуре ответственной за связывание системного и тканевого АПФ, составляют три группы:

1. Содержащие сульфгидрильную группу (каптоприл);
2. Содержащие карбоксильную группу – карбоксиалкилдипепти-
ды (эналаприл, квинаприл, лизиноприл, рамиприл, периндоприл, целазаприл, беназаприл);
3. Содержащие фосфильную группу (фозиноприл).

Все иАПФ обладают кардио–, вазо–, нефро–протективными и метаболическими эффектами:

1. Кардиопротективные эффекты: восстановление баланса
между потребностью и обеспечением миокарда О2, снижение пред–
и постнагрузки на ЛЖ, уменьшение объема и массы ЛЖ, замедление
ремоделирования ЛЖ, уменьшение симпатической стимуляции, антиретмический эффект;
2. Вазопротективные эффекты: прямой антиатерогенный
эффект, антипролиферативный и антимиграционный эффект не гладкомышечные клетки, нейтрофилы и моноциты; улучшение и восстановление функции эндотелия; антитромбоцитарный эффект, усиление эндогенного фибринолиза, улучшение податливости артерий и снижение их тонуса;
3. Нефропротективные эффекты: снижение внутриклубочковой гипертензии, увеличение скорости клубочковой фильтрации, увеличение Nа+ – уреза и уменьшение К+–уреза, уменьшение протеинурии, увеличение диуреза;
4. Метаболические эффекты: усиление распада ЛПОНП и снижение синтеза ТГ, усиление синтеза ХЛПВП, повышение чувствительности клеточных рецепторов к инсулину и усиление потребления глюкозы.

Все ингибиторы АПФ обладают одним принципиально важным механизмом действия – ингибированием ренин–ангиотензин–превращающего фермента, что обусловливает уменьшение образования ангиотензина 11 из ангиотензина 1 и торможение распада брадикинина. Отличия между ними заключаются в их физико–химических свойствах, в способности накапливаться в тканях, в которых, взаймодействуя с тканевой ренин–ангиотензиновой системой, они оказывают аутокрин–паракринные эффекты. Способность накапливаться в тканях связана с липофильностью. Так, рамиприл обладает почти в 20 раз более выраженными липофильными свойствами, чем эналаприл.

Особенно высокой липофильностью характеризуется фозиноприл и квинаприл. Для лизиноприла, как гидрофильного и не проникающего в жировую ткань препарата, это отличительное свойство очень важно.
Липофильность препарата должна оказывать влияние на накопление препарата в тканях. Поэтому можно предположить, что степень блокирования тканевой ренин–ангиотензиновой системы различными ингибиторами АПФ неодинакова. Препараты, которые характеризуются меньшей липофильностью, в меньшей степени должны вызывать накопление в тканях брадикинина, с которым связано появление некоторых побочных действий, в частности, сухого кашля.

Сравнительных данных о частоте возникновения кашля при длительном приеме различных ингибиторов АПФ пока нет, за исключением одной работы, выполненной Yesil S. et al. Эти данные свидетельствуют о том, что возникновение кашля наблюдалось реже при назначении лизиноприла.
Большинство ингибиторов АПФ (за исключением каптоприла и лизиноприла) являются пролекарствами, то есть свое действие проявляют после биотрансформации в печени и образования активных
метаболитов.

В настоящее время влияние ингибиторов АПФ на отдаленные исходы у различных групп кардиологических больных и их эффективные целевые дозы определены лишь для части из них. К таким препаратам относятся эналаприл, каптоприл, лизиноприл (Лизорил). При монотерапии периндоприлом получены доказательства пользы и безопасности у больных, перенесших нарушение мозгового кровообращения.
Отличительной особенностью лизиноприла является то, что он выделяется в основном через почки. Поэтому в случае наличия ХПН, которая приводит к увеличению концентрации в крови таких препаратов, необходимо уменьшать его дозировку.

Ингибиторы АПФ заняли очень важное место в лечении больных со сниженной систолической функцией левого желудочка, застойной сердечной недостаточностью, а также больных, перенесших инфаркт миокарда. В большом итальянском исследовании GISSI–3 оценивалась эффективность лизиноприла в сравнении с нитратами или пустышкой. Спустя шесть недель общая летальность в группе больных, получавших лизиноприл, оказалась на 11% ниже по сравнению с сравниваемыми группами. Это доказывает обоснованное назначение ингибиторов АПФ в ранние сроки от начала инфаркта миокарда в первую очередь больным с обширным инфарктом миокарда (сниженной фракцией выброса левого желудочка) и больным с развивающейся ЗСН.

Наиболее распространенным заболеванием, при котором для лечения очень часто назначаются ингибиторы АПФ, является артериальная гипертензия. Лизиноприл, как и другие ингибиторы АПФ, может вызывать обратное развитие гипертрофии левого желудочка. Длительная терапия сопровождается дальнейшим накоплением данного эффекта.

Увеличение массы миокарда связывают не только с его гипертрофией, но и с нарастанием фиброза. В одном из исследований было показано, что лечение лизиноприлом в течение 6 месяцев нормализует сывороточную концентрацию маркера фиброза, что свидетельствует о процессе торможения образования фиброза в миокарде.
Интересными представляются данные, полученные в исследовании TROPHY, в котором сравнивалась эффективность монотерапии гидрохлортиазидом и лизиноприлом у больных артериальной гипертензией с избыточной массой тела. Монотерапия ингибитором АПФ обеспечила оптимальное снижение АД у 60%, а диуретиком – у 43% больных.

У больных артериальной гипертензией, сахарным диабетом, а особенно при их сочетании часто развиваются ретинопатия и нефропатия. Терапия ингибиторами АПФ достоверно снижает риск поражения указанных органов–мишеней. При исследовании лизиноприла в исследовании EUCLIDбыло доказано его нефропротективное действие у больных сахарным диабетом 1 типа. В указанном исследовании было также установлено, что лизиноприл значительно снижает риск прогрессирования ретинопатии.

Таким образом, лизиноприл (Лизорил) является одним из хорошо изученных ингибиторов АПФ, эффективность которого является убедительно доказанной при лечении больных сердечно–сосудистыми заболеваниями.
Резюмируя вышеизложенное, можно утверждать, что на сегодняшний день иАПФ являются перспективной группой препаратов в лечении АГ, и их можно назвать «золотым стандартом в терапии сердечно–сосудистых заболеваний».

Перманентная ссылка:

Клиническая эффективность ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента в лечении артериальной гипертензии


Аллергия защищает от рака поджелудочной железы

Чрезмерная активность иммунной системы, приводящая к аллергическим заболеваниям, препятствует развитию рака поджелудочной железы, сообщает International Journal of Cancer.

К такому выводу пришли канадские ученые из больницы Mount Sinai (Онтарио) по результатам исследования с участием 654 человек. Случаи рака (аденокарциномы) поджелудочной железы, были отобраны с помощью Реестра онкологических заболеваний в Онтарио. В качестве контроля была отобрана примерно равная группа здоровых людей.

После изучения аллергологического анамнеза участников выяснилось, что люди, страдающие теми или иными аллергиями (в частности, поллинозом), заболевали раком поджелудочной железы на 57% реже тех, кто никогда не cтрадал аллергией. Эта зависимость не наблюдалась у больных астмой и была особенно сильной у мужчин, сообщили исследователи.

Взаимосвязь между аллергиями и некоторыми онкологическими заболеваниями прослеживались учеными и ранее, однако ее причина по-прежнему остается неизвестной. Тем не менее, новые данные могут оказаться полезными при изучении механизмов, участвующих в развитии рака, в частности, возможной роли иммунной системы, считает руководитель исследования Эйлет Эппл (Ayelet Eppel).

Рак поджелудочной железы занимает одно из основных мест среди причин смертности от онкологических заболеваний. Только в США ежегодно диагностируется около 30 тысяч новых случаев заболевания, и лишь 5% пациентов могут прожить более 5 лет после установления диагноза.

Перманентная ссылка:

Аллергия защищает от рака поджелудочной железы


Изображение к статье : особенности лечения артериальной гипертензии в различных клинических ситуациях

Особенности лечения артериальной гипертензии в различных клинических ситуациях

Чл-корр. РАМН, профессор В.И. Маколкин
ММА имени И.М. Сеченова


В Рекомендациях ВОЗ/МОГ (1999 г.) и в «Рекомендациях по профилактике, диагностике и лечению артериальной гипертензии», принятых на II Национальном конгрессе кардиологов России (2001 г.), четко определены последовательность диагностических мероприятий, критерии диагноза болезни, стратификация риска и принципы лечения артериальной гипертензии (АГ). Кроме того, обращено внимание на особенности терапии некоторых категорий больных, отличающегося от лечения больных с неосложненной артериальной гипертензей. К этой группе отнесены лица пожилого возраста, а также лица, имеющие сопутствующую патологию – сахарный диабет 2 типа (СД 2), обструктивные заболевания легких, выраженные метаболические нарушения (так называемый метаболический синдром), ишемическую болезнь сердца (ИБС) и др. Практические врачи хорошо знают, что основную массу больных составляют именно лица с сочетанной патологией (причем, как правило, это лица пожилого и старческого возраста). Именно полипатия у лиц пожилого и старческого возраста, страдающих АГ, представляет наибольшие сложности в лечении. В данной публикации делается попытка суммировать данные литературы и собственный опыт в отношении лечения этой категории больных АГ.

Особенности лечения АГ при сахарном диабете

Основная цель лечения АГ достижение полноценного метаболического контроля и предупреждение развития осложнений. Это возможно при наличии нескольких условий: достижения целевых значений АД, метаболической нейтральности применяемого антигипертензивного препарата, поддержания нормального уровня глюкозы. По данным исследования UKPDS, интенсивная терапия сахароснижающими препаратами приводит к достоверному снижению риска микрососудистых осложнений. В известном исследовании НОТ показано, что лечение АГ у больных СД должно быть более агрессивным, нежели у лиц без СД, а целевым значением АД у лиц, страдающих СД (по рекомендациям ВОЗ/МОГ) является АД < 130/85 мм рт.ст. В исследовании UKPDS было показано, что через 8,4 года в группе больных с тщательным контролем АД достоверно ниже была частота смертей, связанных с СД (на 32%), и мозговых инсультов (на 44%). В исследованиях SHEP и SystEur также доказана эффективность активной антигипертензивной терапии в отношении снижения риска сердечнососудистых осложнений у больных с АГ и СД.

Проблемой остается выбор антигипертензивного препарата. Именно метаболическая нейтральность (наряду, естественно, с эффективностью и хорошей переносимостью) должна, вероятно, ставиться на одно из первых мест. В исследовании UKPDS применялся первый из ингибиторов АПФ (иАПФ) каптоприл. Последующие генерации иАПФ четко показали при СД 2 не только высокую антигипертензивную активность, но и обладали выраженным нефропротективным действием. При сохранении скорости клубочковой фильтрации (независимо от уровня АД) иАПФ уменьшали протеинурию, а также снижали внутриклубочковое давление в большей мере по сравнению с другими препаратами. Благоприятное же влияние иАПФ на метаболизм глюкозы связано с уменьшением продукции печенью глюкозы и увеличением утилизации инсулинопосредованной глюкозы. В исследовании EUCLID убедительно показано: назначение иАПФ (лизиноприла) в течение 24 месяцев больным СД 1 типа значительно уменьшало микроальбуминурию и снижало выраженность ретинопатии.

Количество респондеров при АГ (с учетом класса применяемого антигипертензивного препарата) колеблется в пределах 6075%. В этом случае, а также при появлении побочных эффектов (в первую очередь сухого кашля и першения в горле) при назначении иАПФ более оправдана комбинированная терапия. Наиболее предпочтительна комбинация с недигидропиридиновыми антагонистами кальция (верапамил) пролонгированного действия, которые, наряду с добавочным антигипертензивным действием, способствуют расширению эфферентной артериолы, в то время как антагонисты кальция нифедипинового ряда (при таком же уровне снижения АД, как это происходит и при недигидропиридиновых препаратах) увеличивают протеинурию и уменьшают скорость клубочковой фильтрации при диабетической нефропатии.

Дискуссионным остается вопрос о применении bадреноблокаторов. Неселективные bадреноблокаторы первого поколения (пропранолол) могут приводить к развитию дислипидемии и усугублению инсулинорезистентности, кроме того, они могут маскировать симптомы гипогликемии. В основном метаболические эффекты bадреноблокаторов связывают с блокадой b2адренорецепторов. В то же время препараты с внутренней симпатомиметической активностью оказывают незначительное влияние на углеводный обмен. Однако отсутствие ォпульсурежающегоサ эффекта этой группы препаратов не позволяет рекомендовать их больным СД, часто имеющим тахикардию. Селективные b1адреноблокаторы лишены нежелательных метаболических эффектов, однако надо помнить, что по мере увеличения дозы эффект кардиоселективности снижается. Так, метопролол и атенолол снижают чувствительность к инсулину в среднем на 2025% (в зависимости от применяемой дозы), пропранолол на 30%. Создание небиволола суперселективного препарата с вазодилатирующими свойствами (за счет стимуляции выработки оксида азота) позволило поиному взглянуть на проблему применения bадреноблокаторов при сахарном диабете. Метаболическая нейтральность препарата и одновременно отчетливый антигипертензивный и антиишемический эффекты позволяют применять небиволол у больных АГ и СД 2.

Как известно, мочегонные препараты являются препаратами первого ряда при лечении больных АГ, однако при назначении тиазидных и тиазидоподобных диуретиков, а также петлевых диуретиков отмечается дозозависимый эффект в отношении развития гипокалиемии, гиперурикемии, нарушения толерантности к глюкозе, нарушений липидного обмена. Этими негативными свойствами не обладает представитель третьего поколения тиазидных диуретиков индапамид в обычной и ретардной формах. Индапамид оказывает минимальное действие на содержание калия и мочевой кислоты, практически не изменяется плазменная концентрация глюкозы, не нарушается чувствительность периферических тканей к инсулину. В отличие от других тиазидных и тиазидоподобных диуретиков индапамид несколько увеличивает содержание в плазме холестерина липопротеидов высокой плотности. В эксперименте индапамид тормозит развитие атеросклероза. что связывают с его антиоксидантными свойствами и способностью стимулировать синтез простациклина (торможение агрегации тромбоцитов, вазодилатирующий эффект). Все это позволяет использовать индапамид при лечении больных АГ в сочетании с СД 2 типа.

При выраженной непереносимости иАПФ возможно следующее:

1) назначение верапамила (предпочтительны препараты пролонгированного действия) или небиволола. Эффект увеличивается при добавлении индапамида (1,252,5 мг) или индапамидаретард (1,5 мг);

2) назначение блокаторов (антагонистов ARAII) рецепторов к ангиотензину II (лозартан, валсартан, ирбесартан, кандесартан), которые также сочетаемы с индапамидом или верапамилом.

Относительно агонистов имидазолиновых рецепторов (которые можно сочетать с блокаторами кальциевых каналов): имеются данные о способности препаратов этой группы уменьшать микроальбуминурию и снижать инсулинорезистентность у больных АГ, СД и ожирением. Однако сегодня дать безапелляционные рекомендации в отношении этой группы препаратов (как, впрочем, и в отношении АRАII) было бы преждевременно.

Примерный алгоритм антигипертензивной терапии у больных СД представлен на схеме 1.

Особенности лечения лиц пожилого и старческого возраста

У лиц пожилого и старческого возраста АГ имеет ряд особенностей, и это прежде всего высокая частота изолированной систолической АГ (иСАГ), когда САД>140 мм рт.ст., а ДАД<90 мм рт.ст. Кроме того, нередки постпрандиальная и ортостатическая гипотония, а также повышенная вариабельность АД.

В настоящее время не возникает сомнений в необходимости лечения АГ у лиц пожилого и старческого возраста. Ушли в прошлое представления о физиологическом повышении АД и необязательности лечения АГ у пожилых лиц. По данным Фрэмингемского исследования, с возрастом повышается риск возникновения самых различных сердечнососудистых событий (острый инфаркт миокарда (ОИМ), хроническая сердечная недостаточность (ХСН)). Многоцентровые исследования (SystEur, SystChina, SHEP, STOPHypertension, STONE и более ранние MRC, EWPH, C&W, Австралийское) убедительно показали необходимость лечения АГ у лиц пожилого и старческого возраста. Обобщение полученных результатов позволяет считать: АГ у пожилых необходимо лечить; эффективное лечение АГ позволяет предупредить ОИМ, ХСН; целевой уровень АД у пожилых пациентов 140/90 мм рт.ст. (в случаях длительно нелеченной АГ достаточно снижения до 160/90 мм рт.ст.).

Схема 1. Примерный алгоритм антигипертензивной терапии у больных СД

Особенности медикаментозной терапии АГ у пожилых:

1) начальные дозы должны быть вдвое меньше, чем у пациентов молодого и среднего возраста;

2) необходим медленный подбор дозы с обязательным контролем АД в положении стоя;

3) использовать простой режим лечения (одна таблетка один раз в день);

4) контролировать функцию почек и электролитный состав крови при лечении диуретиками и/или иАПФ.

Рекомендуется начинать лечение с диуретиков, так как доказана их способность снижать частоту осложнений в пожилом возрасте. Обычно это гидрохлортиазид в небольшой дозе 12,5 (реже 25) мг/сут. Появление индапамида в еще большей мере укрепило это положение.

Исследование SystEur продемонстрировало способность дигидропиридиновых антагонистов длительного действия предупреждать развитие инсульта в группе пожилых больных с иСАГ. Амлодипин, фелодипин, лацидипин, нифедипинGITS могут широко применяться в пожилом возрасте. Так как эти препараты не способствуют урежению пульса, рекомендуется применять их у больных с тенденцией к брадикардии (что нередко в пожилом возрасте). Однако у части больных может быть тенденция к тахикардии, в связи с чем следует применять пульсурежающие антагонисты кальция (ретардные формы верапамила). Вместе с тем следует помнить, что атриоветрикулярная блокада 2 или 3 степени является противопоказанием к назначению верапамила.

Относительно назначения bадреноблокаторов у лиц пожилого возраста мнения неоднозначны. Еще в первых иследованиях, относящихся к началу 90х годов (MRC, SHEP, STOPHypertension, C&W), было показано, что использование пропранолола, атенолола, метопролола (неретардная форма) у лиц старше 60 лет (вплоть до 84 лет в исследовании STOPHypertension) снижает частоту ОИМ, ХСН. Тем не менее последовавший в середине 90х бум антагонистов кальция дигидропиридинового ряда (а также появление большого количества новых иАПФ) отодвинул bадреноблокаторы за кулисы в лечении АГ у пожилых лиц. bадреноблокаторы рекомендовались, как средство вторичной профилактики ИБС лишь лицам, страдающим АГ и перенесшим ОИМ. О bадреноблокаторах, как антигипертензивном средстве у лиц пожилого возраста, вообще не упоминалось.

Схема 2. Примерный алгоритм лечения больных АГ пожилого и старческого возраста

Появление b–адреноблокаторов нового поколения, таких как бисопролол, бетаксолол, метопролол–ЗОК, небиволол, несколько изменило положение. Эти препараты могут назначаться больным АГ пожилого возраста в качестве препаратов первого ряда (также в сочетании с мочегонными препаратами), естественно, при отсутствии синдрома слабости синусового узла.

Ингибиторы АПФ у больных АГ пожилого возраста следует назначать с самого начала при следующих ситуациях:

выраженной гипертрофии левого желудочка наличии хронической сердечной недостаточности перенесенном инфаркте миокарда сахарном диабете метаболических нарушениях.

Наконец, иАПФ назначают при отсутствии эффекта (или недостаточной эффективности) диуретиков, bадреноблокаторов, антагонистов кальция.

Препаратом резерва следует рассматривать блокаторы (антагонисты) рецепторов ангиотензина II.

Как известно, монотерапия обычно действенна в течение нескольких месяцев, затем эффективность постепенно снижается (за счет так называемого эффекта ускользания), что хорошо известно клиницистам. В связи с этим целесообразно сразу приступать к комбинированной терапии, в особенности, если имеется возможность использовать фиксированные комбинации, такие как Нолипрел (сочетание периндоприла и индапамида), Логимакс (сочетание фелодипина и метопролола).

Существенные сложности у больных пожилого и старческого возраста представляют гипотонические реакции (ортостатические, постпрандиальные, реакция на изменение метеоусловий). Наш опыт свидетельствует о хорошей эффективности клоназепама (дозы 0,51,01,52,0 мг/сут) препарата, способствующего уменьшению вегетативной дисфункции, ответственной за подобные реакции.

У рассматриваемой категории больных большое значение имеет церебральная ишемия, приводящая к ухудшению центральной ауторегуляции и к стойкому повышению АД. В таких случаях необходимо корректировать состояние пациента с участием врачейневрологов. Опыт показывает, что назначение препаратов, улучшающих мозговую циркуляцию и нормализующих обменные процессы (ноотропы), существенно помогает успешному проведению антигипертензивной терапии.

Примерный алгоритм лечения больных АГ пожилого и старческого возраста представлен на схеме 2.

Особенности лечения больных АГ, сочетающейся с хроническими обструктивными заболеваниями легких

Схема 3. Примерный алгоритм лечения больных с ХОБЛ и АГ

Как известно, АГ у больных с хроническими обструктивными заболеваниями легких (ХОБЛ) может быть различного происхождения:

1) у больного, страдающего много лет АГ, постепенно формируется ХОБЛ;

2) у больного ХОБЛ развивается так называемая ォпульмоногеннаяサ АГ, одной из причин которой может быть систематическое использование кортикостероидов (как правило, ингаляционных) и симпатомиметиков (ингаляционных), а также хроническая гипоксия.

В этой ситуации рекомендуется прием препаратов, не ухудшающих бронхиальную проводимость. Прежде всего не рекомендуется прием bадреноблокаторов, однако небиволол в наименьшей степени ухудшает бронхиальную проходимость, нежели остальные bадреноблокаторы. Диуретики и aадреноблокаторы не влияют на функцию внешнего дыхания. На фоне приема иАПФ реактивность бронхов не изменяется. Вместе с тем имеется существенное затруднение в отношении использования иАПФ а именно, возникновение кашля (у пациентов, для которых этот симптом является одним из основных признаков болезни). И все же нельзя категорически отрицать возможность применения иАПФ.

Антагонисты кальция (недигидропиридиновые), урежающие пульс (верапамил, дилтиазем), вполне могут использоваться в данной ситуации.

Примерный алгоритм лечения АГ у пациентов с ХОБЛ представлен на схеме 3.

Артериальная гипертензия и метаболический синдром

Значительное увеличение сердечнососудистого риска при сочетании АГ и метаболических расстройств требует активного лечения. В число метаболических нарушений включают гиперинсулинемию/инсулинорезистентность, нарушение толерантности к глюкозе (НТГ), сахарный диабет, дислипидемию, ожирение, гиперурикемию. Метаболические нарушения у больных АГ имеют генетическую детерминанту в виде снижения количества инсулиновых рецепторов. По данным различных авторов, сочетание АГ и метаболических нарушений встречается в 20% случаев (так называемая метаболическая АГ термин, еще не вполне получивший права гражданства). На схеме 4 представлены взаимоотношения АГ, нарушений жирового обмена и симпатической нервной системы.

Однако те или иные компоненты метаболического синдрома (не во всей их полноте) встречаются у больных АГ существенно чаще (до 7580%). Естественно, что при лечении подобных больных требуются антигипертензивные препараты, обладающие нейтральным метаболическим действием. К их числу относятся ингибиторы АПФ (повышающие чувствительность тканей к инсулину), антагонисты кальция (не влияющие на метаболизм глюкозы), агонисты имидазолиновых рецепторов (повышающие чувствительность к инсулину, а также повышающие секрецию инсулина в ответ на стимуляцию глюкозой). Здесь следует отметить гидрофильный иАПФ лизиноприл, которому не присуща утечка в жировую ткань. Применение тиазидных и петлевых диуретиков в больших дозах приводит к увеличению сывороточных уровней общего холестерина, триглицеридов и липопротеидов низкой плотности, снижает чувствительность к инсулину и толерантность к глюкозе, тогда как индапамид метаболически нейтрален. Однако наряду с антигипертензивными препаратами следует использовать метформин препарат, повышающий чувствительность тканей к инсулину.

Схема 4. Взаимоотношение АГ, нарушений жирового обмена, и симпатической нервной системы

Схема 5. Примерный алгоритм лечения больных с АГ и метаболическим синдромом

При лечении таких больных исключительно большое значение имеет весь комплекс немедикаментозных мероприятий (подробно указанный выше). Известно, что снижение массы тела > 5 кг уменьшает риск СД 2 на 50%, снижение массы тела > 9 кг уменьшает риск развития злокачественных опухолей, ИБС (и общей летальности) на 25%.

Примерный алгоритм лечения АГ у больных с метаболическим синдромом представлен на схеме 5.

Особенности лечения больных АГ, страдающих ИБС

Как следует из рекомендаций ВОЗ/МОГ, развитие у больного АГ ишемической болезни сердца говорит об очень высоком риске сердечнососудистых осложнений, который прямо пропорционален степени повышения АД. Исследования, выполненные еще в конце 80х и начале 90х годов, показали, что применение bадреноблокаторов у таких лиц приблизительно на 25% снижает риск повторного инфаркта миокарда и сердечной смерти. Однако этот контингент больных представлен в основном лицами пожилого возраста, что, в свою очередь, накладывает известные ограничения на терапию bадреноблокаторами (хотя и не исключает возможность их применения). Назначение иАПФ таким больным (особенно, если одновременно имеется дисфункция левого желудочка, выраженная в различной степени) также снижает риск развития повторного инфаркта миокарда и внезапной смерти (приблизительно на 20%). В то же время применение короткодействующих антагонистов кальция (дигидропиридинового ряда) и bадреноблокаторов увеличивает вероятность развития ОИМ. Однако при отсутствии признаков дисфункции левого желудочка возможно применение антагонистов кальция недигидропиридинового ряда верапамила и дилтиазема (особенно их ретардных форм), что снижает риск повторных осложнений.

В исследовании НОТ доказано снижение риска инфаркта миокарда на 15% у больных с хорошо контролируемой АГ при ежедневном приеме 75 мг ацетилсалициловой кислоты. Полученные данные позволяют рекомендовать ацетилсалициловую кислоту (75 мг) с целью первичной профилактики осложнений больным старше 50 лет с контролируемой АГ (АД<150/90 мм рт.ст.) при наличии поражения органовмишеней и/или с сахарным диабетом и/или с риском развития ИБС >15%. В качестве базисного препарата в исследовании НОТ использовался антагонист кальция фелодипин (пролонгированная форма), тогда как таким больным часто приходится назначать иАПФ. Между тем имеются данные о нивелировании положительного эффекта иАПФ при назначении даже небольших доз ацетилсалициловой кислоты.

Примерный алгоритм лечения больных АГ в сочетании с ИБС

Тем не менее имеющиеся данные (Тер. архив, 2001, №9) позволяют считать, что «нивелирующий» действие иАПФ эффект ацетилсалициловой кислоты не проявляется при использовании водорастворимого иАПФ – лизиноприла (Диротона). Если это будет подтверждено другими исследователями, то мы получим великолепную возможность использовать иАПФ наряду с недорогой антиагрегантной терапией у больных АГ, перенесших инфаркт миокарда.

Таким образом, алгоритмы лечения АГ, данные в различных рекомендациях, требуют уточнения для особых ситуаций (что и существует в той или иной мере). Однако следует отметить что больные неосложненной АГ, к сожалению, активно не обращаются за врачебной помощью (очевидно, это одна из причин невысокой осведомленности населения о наличии АГ). С другой стороны, практические врачи должны отчетливо представлять себе, что не существует один раз и навсегда установленный алгоритм лечения АГ. Вероятно, в том и состоит искусство врача, чтобы исходя из принципиальных положений (алгоритма лечения АГ, в данном случае) учитывать в своей практике индивидуальные особенности каждого пациента и добиваться успеха в лечении.

Перманентная ссылка:

Особенности лечения артериальной гипертензии в различных клинических ситуациях


Изображение к новости беременность и прыщи лечатся одной таблеткой

Беременность и прыщи лечатся одной таблеткой

Российские ученые обнаружили интересное свойство современных гормональных контрацептивов. Оказывается, при регулярном применении эти препараты не только практически до нуля снижают вероятность беременности, но и успешно борются с угревой сыпью.

Как показали исследования, проведенные под эгидой Российской Академии Медицинских Наук при поддержке голландской фармацевтической компании “N.V. Organon”, полное устранение угревой сыпи наблюдается у 98% женщин, применяющих контрацептивы, содержащие синтетический аналог женского полового гормона прогестерона – дезогестрел. Для того, чтобы добиться эффекта, необходимо принимать эти препараты на протяжении как минимум 5-6 месяцев (впрочем, обычно контрацептивы используются в течение значительно более продолжительного периода).

По мнению отечественных и голландских специалистов, современные гормональные контрацептивы должны войти в арсенал не только гинекологов, но и дерматологов. «С помощью этих препаратов можно, фактически, убить двух зайцев – получить хороший контрацептивный эффект и помочь девушке избавиться от неприятных прыщей на лице, – прокомментировали исследователи полученные результаты. – И то, и другое, безусловно, пригодится очень многим.»

Перманентная ссылка:

Беременность и прыщи лечатся одной таблеткой


Головная боль

К терапевту, неврологу, эндокринологу… куда только не отсылают нас искать причину головной боли. Но оказывается, это нужно лишь в 2% случаев! 98% всех головных болей не связано ни с каким заболеванием.

Как же так? Ведь сколько раз слышали: до 70% всех недугов протекают с головной болью. Но вдумайтесь: 70% заболеваний, но не 70% всех случаев боли. Нас “ловят” на крючок цифр, пугают и отправляют по кругу обследований, кабинетов, анализов – на компьютерную томографию, эхоэнцефалограмму и даже к онкологу. Врачей понять можно, а вдруг именно этот случай связан с опухолью мозга? Вот и утвердилось в народе ошибочное мнение, что частая головная боль указывает на серьезные проблемы – гипертонию, вегетососудистую дистонию, хроническую инфекцию, интоксикацию и прочие напасти. Но сопутствовать – не значит быть причиной.

Много у нас и “передиагностированных” пациентов: например, на МРТ, которая вовсе не была нужна, обнаружили врожденную особенность строения мозга. Ее сочли причиной боли и перепугали беднягу до смерти. А на самом деле ничего страшного нет, человек спокойно может жить до глубокой старости. У него просто мигрень.

С БОЛЬНОЙ ГОЛОВЫ НА ЗДОРОВУЮ

В 98% случаев причина страданий – головная боль напряжения, на втором месте мигрень. Жизни они не угрожают, хотя намного снижают ее качество. Как раз этим людям не нужно обходить десятки врачей, перебирая одно исследование за другим. Нужно обратиться в кабинет головной боли, к врачу-цефалгологу. Это невролог, который специализируется на диагностике и лечении различных видов головной боли, а потому и эффективнее от нее избавляет. Бегать по клиникам не придется: необходимое диагностическое оборудование у него под рукой.

ПОЛТОРА ЧАСА НА ВСЕ

Задача первой встречи – понять, первичная это или вторичная (вызванная заболеванием) боль. Отличить их несложно. Есть ряд жалоб, которые сразу подвергают сомнению первичность боли, например: острое ее начало, внезапное изменение характера боли, появление первого приступа после 50 лет. Выясняется это по ходу беседы с врачом. Он подробно расспрашивает о том, как, как давно и в каком месте болит, чем боль снимаете, не страдали ли подобным родственники и т. д. Чтобы определить интенсивность боли, вас попросят заполнить небольшую анкету.

Далее обычный неврологический осмотр. Особое внимание врач обращает на то, нет ли у вас напряжения и болезненности мышц в районе шеи, затылка и плеч – характерных признаков хронической боли напряжения. Мышечные уплотнения порождают постоянное желание покрутить головой. Их можно нащупать и пальцами, хотя иногда назначают электромиографию – исследование электрической активности мышц. Единственное, что может понадобиться (это цефалголог решает уже через 20 минут общения), – ультразвуковая транскраниальная доплерография или дуплексное сканирование сосудов головного мозга. Это исследование сосудов головы и шеи необходимо, чтобы исключить различные сосудистые образования, гематомы, аневризмы, склонность сосудов к спазму или расширению. Оно проводится либо в этом, либо в соседнем кабинете в тот же день. Врач датчиком водит по шее, вискам, над глазами, где сосуды расположены близко к поверхности, видит их на экране и оценивает скорость кровотока.

На осмотр и беседу потрачено до 40 минут, на дополнительную диагностику – 30 минут. На второй встрече через 1–2 месяца расскажете, что изменилось в самочувствии, вам скорректируют дозу лекарств на будущее. При первичной боли этот, а иногда третий визит – последний. Некоторые пациенты приходят еще через пару лет, потому что за это время в их жизни что-то меняется, и приступы головной боли возвращаются. Потрачено 20 минут.

БЕЗ ПРАВА НА ОШИБКУ

А если все же причина головной боли лежит глубже? Цефалгологи успокаивают: “При малейшем подозрении на вторичность головной боли врач назначает дополнительные исследования, включая МРТ и консультацию нейроофтальмолога”. Если была травма головы, обязательно нужно будет сделать эхоэнцефалографию, чтобы исключить гематому.

А вот на “лишние” диагностические процедуры цефалголог направит только испуганного мнительного пациента, “напридумывавшего” опухоль. С единственной целью – избавить его от волнений.

В редких случаях прояснить картину не помогает даже МРТ. Но и тогда эффективное лечение подобрать можно, особенно если привлечь других специалистов. Головную боль могут вызвать стоматологические проблемы, неправильный прикус, снижение остроты зрения и, как следствие, постоянное напряжение глазных мышц. “Однажды к нам пришел мужчина, у которого несколько суток невыносимо болела голова. Причина оказалась банальной: он переборщил с виагрой, и она оказала побочное влияние на сосуды головы”, – вспоминает наш эксперт.

ЧТО НОВЕНЬКОГО?
Больше всего мучений приносит мигрень. И полностью вылечиться от нее пока невозможно. Но, во-первых, не многие знают, что уже лет 10 для прерывания приступа мигрени (только мигрени!) используют отдельный класс препаратов – триптаны. Они избирательно суживают расширенные во время приступа сосуды. Одной таблетки достаточно человеку, на которого уже не действуют ни анальгетики, ни ибупрофен, аспирин и парацетамол, чтобы через 20 минут боль отпустила. В некоторых случаях могут понадобиться еще и препараты, расслабляющие мышцы, сосудистые средства и антидепрессанты.

Во-вторых, сейчас все больше внимания отводят устранению сопутствующих заболеваний – гормональных нарушений, дискинезии желчных путей, эмоциональных проблем. Ведь они ухудшают самочувствие при мигрени.

В-третьих, в последнее время стали чаще прибегать к немедикаментозному лечению головной боли: психотерапевтическим методикам релаксации, краниомассажу лица и шеи, гимнастике для шейного отдела позвоночника, иглоукалыванию.

Перманентная ссылка:

Головная боль


Подростки-токсикоманы пренебрегают помощью специалистов

О том, что подростки начинают приобщаться к табаку, алкоголю и \травке\ во все более раннем возрасте, и что этот факт напрямую связан с трудностями, с которыми они сталкиваются в семье и школе, было известно и раньше. Однако мы мало знали о том, склонны ли такие подростки обращаться со своими проблемами к врачам, и если да, то к каким именно.

Брошюра, опубликованная вчера службой детской и подростковой психиатрии при Лозаннском университете, отчасти восполняет этот пробел. Брошюра представляет собой итог социологического обследования примерно 100 подростков (в основном жителей кантона Во), проведенного по заказу и при финансовой поддержке министерства здравоохранения Швейцарии. Целью исследования является выработка в перспективе адекватного методологического инструментария для врачей-профессионалов, имеющих дело с подрастающим поколением.

Психологические проблемы. Подростки в возрасте 14-17 лет сталкиваются с серьезными психологическими проблемами. По утверждению 60% из них, в своей жизни они испытывали сильную депрессию, длившуюся по крайней мере неделю. К депрессивным состояниям больше склонны девочки-подростки (80% опрошенных), чем мальчики (50%). 45% опрошенных девочек признались, что пытались покончить с собой (среди мальчиков такую попытку совершал лишь каждый десятый).

Однако тинейджеры, попавшие в беду, не просят о помощи напрямую. Когда подростки нуждаются в услугах медиков, они сначала обращаются к терапевту, ссылаясь на какое-нибудь банальное недомогание: бессонницу (60%), частые насморки (37%) и зубную боль (37%).

Исследование показало, что подростки чаще всего не считают, что их проблемы вызваны чрезмерным употреблением психотропных средств. Испытывая явную зависимость от этих препаратов, но отказываясь при этом считать себя наркоманами или токсикоманами, они практически никогда не обращаются к специалистам, хотя именно наркологи могли бы оказать им наиболее эффективную помощь.

Отвечая на вопрос о том, какая стратегия, на их взгляд, была бы в этом плане оптимальной, большинство подростков высказались за проведение свободной дискуссии без осуждения и чтения нотаций. Медики, считают они, должны в первую очередь интересоваться личностью индивида и теми причинами, которые побуждают его принимать "стимулирующие" вещества.

Власти кантона Во приняли результаты исследования к сведению, поскольку в мае они планируют начать кампанию по ранней профилактике наркомании под названием "Начало".

Перманентная ссылка:

Подростки-токсикоманы пренебрегают помощью специалистов


Иллюстрация к новости : щадящая операция при раке груди?

Щадящая операция при раке груди?

Ученые пришли к выводу, что во время операции по поводу рака груди целесообразно удалить 1-3 крупных ключевых лимфатических узлов.

Ученые пришли к выводу, что во время операции по поводу рака груди, вместо удаления десятков регионарных лимфатических узлов, целесообразно удалить 1-3 крупных ключевых. Тем самым снижается риск возникновения в дальнейшем проблем с не проходящей болезненной отечностью руки.

Долгое время во время операции по поводу рака груди удаляли множество лимфатических узлов, не имея четких доказательств эффективности этого вмешательства. Таким образом, хирурги осуществляли профилактику метастазирования по лимфатическим путям. В ходе крупного исследования, проведенного хирургами из Allegheny General Hospital, Pittsburgh было установлено, что в 97% случаев для предупреждения метастазирования опухолей такое радикальное удаление лимфатических узлов нецелесообразно.

Как правило, при удалении рака груди хирургам приходится удалять треть лимфатических узлов руки (10-20 штук), для того чтобы определить есть метастазирование или нет, а в зависимости от результата будет решаться необходимость химио- или лучевой терапии. После такой операции пациентки часто жалуются на снижение чувствительности и подвижности руки, а в 20% случаев развивается болезненный, обезображивающий отек конечности. Также увеличивается риск развития инфекций на верхней конечности.

Эффективной альтернативой тотальному удалению лимфатических узлов является их прицельная профилактическая биопсия тонкой иглой. Кроме того, перед операцией в лимфатические пути вводят контрастное вещество, которое, распространяясь по основным путям оттока, укажет на наиболее вероятные пути метастазирования. Данное исследование было проведенной той же группой ученых, которые ранее доказали, что удаление только доли молочной железы при ранних сроках рака по эффективности не уступает полному удалению груди, а по косметическому результату превосходит. Они же продемонстрировали достоинства химиотерапии и тамоксифена.

В данном исследовании в среднем в ходе операции каждой женщине удалили по 3 основных лимфатических узла, после чего половине включенных в исследование пациенток проводили стандартное удаление лимфатических узлов (в среднем 10-20 штук). У подавляющего числа пациенток (около 90% случаев) опухолевые клетки отсутствовали как в основных лимфатических узлах, так и в остальных. И только в 10% случаев стандартное удаление лимфатических узлов оказалось оправданным: поскольку опухолевые клетки были обнаружены не в основных, а остальных лимфатических узлах.

Учитывая тяжесть и количество осложнения при стандартной операции по удалению рака груди, новая методика будет очень востребована, и, скорее всего, станет стандартом лечения. Однако следует дождаться результатов оценки отдаленной выживаемости, а вдруг эти щадящие методы, погубят жизни тех, кого можно было спасти.

The Associated Press, 14, December, 2004.

Перманентная ссылка:

Щадящая операция при раке груди?


Иллюстрация к статье : питьевая вода, которая подается населению в россии, не соответствует стандартам

Питьевая вода, которая подается населению в России, не соответствует стандартам

Питьевая вода, которая подается населению в России, не соответствует стандартам. Такое заявление сделал вчера на пресс-конференции директор НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды имени А. Н. Сысина РАМН Юрий Рахманин.

По его словам, порядка 19% проб водопроводной воды в России не отвечают требованиям по санитарно-химическим показателям, а около 8% – по микробиологическим. Основная проблема – ужасное состояние водопровода, ржавые и нередко дырявые трубы, из-за чего идет вторичное загрязнение воды продуктами коррозии и микробами. На данный момент, по словам г-на Рахманина, более половины российских водопроводных сетей нуждается в замене. Однако чиновники не спешат выделять средства на эти цели, поощряя тем самым бурный рост рынка бутилированной воды и бытовых фильтров.

По данным Госкомстата, за последние пять лет потребление безалкогольных напитков в России увеличилось почти вдвое. Четверть объема ежегодно потребляемых в России безалкогольных напитков – это минеральная, в том числе искусственно минерализованная, и очищенная питьевая вода. Эксперты считают этот сегмент рынка безалкогольных напитков самым перспективным. Только по прошлому году рост продаж очищенной бутилированной питьевой негазированной воды составил более 30%. Такая ситуация вполне объяснима: качество водопроводной воды с каждым годом становится все хуже. И если в Москве и Питере пить воду из-под крана, по словам Юрия Рахманина, в общем-то, не опасно для здоровья, то, например, на Дальнем Востоке, в Калининградской области и Калмыкии таких экспериментов лучше не проводить. «В Калмыкии до 70% подаваемой воды не соответствует требованиям, – сказал ученый, – да и в Центральном регионе вода не всегда проверяется надлежащим образом». На данный момент существует 97 показателей, по которым санитарные службы обязаны проверять подаваемую воду, однако, по словам г-на Рахманина, в лучшем случае оценка ведется по 40-60. Более того, ученым известно более 240 соединений, которые постоянно обнаруживаются в водопроводной воде, однако никаких нормативов по их содержанию до сих пор не разработано. «На это просто не выделяется денег, хотя многие из этих соединений отнюдь не безвредны», – говорит Юрий Рахманин.

Серьезно осложняет ситуацию и крайняя изношенность водопроводной сети, из-за чего уже в очищенную воду попадают продукты коррозии и происходит заражение микробами. Причем из-за того, что плановая замена водопроводных труб не производится вовремя, а сами работы ведутся без соблюдения надлежащих правил, порой оказывается, что новые трубы опаснее старых. Так, недавно в Мытищинском районе Московской области произошло массовое заражение водопроводной водой после плановой замены труб в одном из районов. Причем никакой официальной информации по этому поводу нет даже в центральной городской больнице (куда было госпитализировано более 30 человек), и только на дверях нескольких крупных магазинов в этом районе висит объявление о том, что употреблять воду из-под крана запрещено. Впрочем, качество даже надлежащим образом очищенной и доставленной по исправным трубам воды оставляет желать лучшего. Так, по словам Юрия Рахманина, большая проблема во многих российских регионах – излишне хлорированная вода. Между тем хлорорганические соединения оказывают отложенный негативный эффект на организм человека, в частности, могут привести к рождению мутированного потомства и на 5-15% увеличивают риск возникновения онкологических заболеваний.

Практически пренебрегают российские власти и методиками обогащения водопроводной воды необходимыми человеку микроэлементами. По словам Юрия Рахманина, человеческому организму необходимо 38 элементов для нормальной жизнедеятельности, часть которых он может получить только из воды. Кроме того, в связи с изменением рациона питания современного человека у большинства населения наблюдается недостаток фтора, кальция и магния. В США, к примеру, 80% водопроводной воды искусственно обогащают фтором – эта одна из причин, почему в Штатах гораздо меньше распространен кариес. «Экономический эффект от этого огромен, – считает г-н Рахманин. – Обогащение воды фтором в разы дешевле, чем лечение кариеса». Между тем вода может быть прекрасным лекарством от целого ряда заболеваний. Юрий Рахманин сообщил, что его институт уже более 25 лет занимается проблемой изучения физики воды, в том числе свойств памяти. «Вода способна запоминать те воздействия, которые были, и при расшифровке можно эти данные восстановить, – рассказывает директор НИИ. – Мы имеем положительные результаты в лечении даже очень сложных заболеваний, с которыми не справляется официальная медицина».

Правда, добиться лечебного эффекта, употребляя воду из-под крана, никак не удастся. Ученые советуют переходить на очищенную бутилированную воду или пользоваться специальными фильтрами для очистки. Впрочем, и в этом сегменте не все просто. «Бутилированная вода, продаваемая в магазинах, не всегда соответствует нормам и информации, заявленной на этикетке, – говорит Юрий Рахманин. – Бывает и так, что в бутылки разливают просто водопроводную воду». Причем цена товара не всегда адекватна его реальному качеству. «Есть вода стоимостью 60-65 рублей за литр, но она уступает по качеству воде стоимостью 10-15 рублей за литр», – продолжает ученый. Впрочем, самостоятельно оценить качество продаваемой в магазинах воды практически невозможно – даже в бутылке с надписью «высшее качество» может оказаться вода, не соответствующая даже нормам водопроводной. Из той продукции, которая проходила проверку в НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды и соответствует всем заявленным свойствам Юрий Рахманин называл марки: «Супер Александр», «Троица», «Кристалл», «Янтарный айсберг», «Живая вода», «Ваше здоровье» и т. д. Впрочем, в скором времени, пообещал г-н Рахманин, Национальная ассоциация бутилированной воды России займется контролем производства такой продукции.

Перманентная ссылка:

Питьевая вода, которая подается населению в россии, не соответствует стандартам


Продажа песка в новосибирске

     
Оставьте свой отзыв об медучреждении
     
     
Библиотека
Гинекология
Питание
Зрение
Лечебная физкультура
Массаж
Урология